Букет полевых цветов.Часть третья.

images 28Вот еще один цветок… Цветок, знающий ветер и стужу, и палящее солнце… Цветок, почти вырванный с корнем, но выживший.  Он нашел силы выстоять,взлететь из бездны. Личность, секрет стойкости которой-оставить себе себя,найти силы отсечь чужое…

Ариель

         Но  он  же  убийца! Он  зарезал  человека! Тебе  жалко убийцу? Это  он —  «несчастный мальчик»?   Это  он —  « что пережил  этот  ребенок  и  что  предстоит  ему  пережить?»     Все  эти  вопросы  —  мне.  И  цитируют    мои  друзья  тоже  меня.

 

А  он,  и  вправду,  убийца.  И  у  меня,  и  вправду,  болит  сердце,  когда  думаю  о  сломанной  судьбе  этого  мальчика.  И  я  не  нахожу  себе  места  в  классе,  когда  папка  с  его  сочинениями,  контрольными,  тетрадками   попадается  мне  на   глаза.  Бесхозная.  Невостребованная.  И  я,  хотя  не  была  в  зале  суда,  представляю  ясно  невысокого  плачущего  паренька  в  кандалах,  кричащего  истерично: « Все!  Все  кончено! Меня никуда  не  выпустят!»  И   я  знаю,  что   навсегда  ушел  юноша  с  ясным  взглядом   печальных  черных  глаз,   открытой  улыбкой,  заразительным  смехом.

…  В  тот  день,  три   года  назад,   я  приехала  за  час  до  начала  уроков-  с  маршруткой  повезло.  У  дверей  школы  ждал  кого-то  смуглый  восточный  паренек.  « Не  мой»-  определила  я    потенциального  ученика.  (« Мои»-  те,  кто  учит  русский,  выходцы  из  СНГ,-  другие.  А  этот  явно  ивритоговорящий,  местный).  Кивнула,  зашла  в  кабинет,  открыла  книгу:  пока  никого  нет,  почитаю.  За  дверью —  « Бум!  Бум!  Бум!».   «Не  мой  ученик»   наслаждался  современными  ритмами,  несущимися  из  мобильника.  Периодически  просовывал  голову в  класс.

—  Ты  кого  ждешь?- спрашиваю на иврите.-  Учитель  математики  появится  через  час,  а…

—  А  я — на  русский,-  отвечает   на моем  родном  языке  мальчик.-  Я  — к  Вам.  И  весело  расхохотался: «  А  Вы  думали,  что  я  —   марокканец?  Если  так  думали,  правильно.  Отец  родом  из  Марокко,  а  матушка —  русская.  В  смысле —  из  России.  А  я  — Ариэль.  Как  стиральный  порошок.  Имя  отец  дал.  Только  имя  от  него  и  осталось…»

Так  мы  познакомились.   Так  Ариэль  появился  в  нашей школе.  Чудный,    разный,  хороший.  Способный  и  ленивый.  Предсказуемый  и  повышенно  эмоциональный,  зависимый  от  ситуаций.  Надежный.  Честный.

« Сказал —  не  буду  пропускать уроки. Все.  Не  волнуйся.  Сто  пудов —  не  буду.  Не  хмурься,  не  сердись: ну не  могу  я  говорить  « Вы»!  Знаешь  ведь, что нет в иврите  «Вы».  А  русский  еще  не  выучил,  как  надо,-  лукаво  улыбается  Ариэль.-  Ты  еще   не  научила».