МУЗЫКА НЕ ИМЕЕТ ЗАПАХА? КАК ДЕНЬГИ… Часть шестая.

 hqdefault Дружба…

  Она видела  в нем только хорошее и не хотела знать того,  о чем ей говорили.  Она не желала  той правды, которая снижала образ божества. Она не замечала, что его не волнуют ее проблемы, а многостраничные излияния с жалобами на мир и окружающих всегда связаны с переживаниями личного характера. И не знала, что  в параллельных письмах братьям он досадует на то, что вынужден писать многостраничные послания ради того, чтоб получить  дополнительные суммы .

 

 Вы хотели бы иметь друга, которого слава и благополучие уводили все дальше и дальше от Вас? Уменьшалось количество писем. Они писались от случая к случаю. Стали сдержанными. Касались внешней канвы жизни. Появились новые друзья, новый круг. Не до сердечных бесед с той, щедрые субсидии которой стали повседневной нормой. ОНА думала, что он слишком занят творчеством и потому редко пишет.  ОН писал по двадцать писем в день; и все адресаты были важнее ему, чем она.

 ОНА думала, что он добр, непрактичен , наивен и равнодушен к деньгам. ОН становился все требовательнее, и даже то, что поддерживал с ней переписку объяснял как заинтересованность свою в денежной помощи. ОНА думала, что он по душевной мягкости любит юношей и помогает им. ОН бегал за мальчиками, стыдясь этого порока.  ОНА думала, что рюмка коньяка  спасает его порой от бессонницы, снимает нервное напряжение. А  ОН порой пьянствовал до беспамятства. И играл в карты. ОНА думала, что  в его жизни не было любви к женщине, потому что он не нашел равной себе. А для НЕГО любая женщина была Антонина Ивановна Милюкова, его несчастная жена. 

ОНА была ему ЛУЧШИМ ДРУГОМ.

 А он ей? !!!

Вы хотели бы быть для кого- нибудь , даже очень талантливого, даже для  Чайковского, тем, кем была та, которая подняла его на небывалую высоту?!

 Петр Ильич Чайковский. Волшебник.  Великий композитор…

 И такой маленький, такой   жалкий человек.

 И  ОНА. Женщина , в которой высокой человечности было больше, чем женской слабости. Она все поняла. И так же  неожиданно, как начала переписку ,прекратила ее . Она уведомила его о финансовом крахе. О прекращении субсидии.

Без прощальных слов ,упреков, объяснений и выяснений отношений.    Ни на что не жалуясь. ОНА все поняла о  ДРУЖБЕ, связывающей их.

Пошатнулась империя, созданная ее трудом. Тяжело больная,  переживающая трагедию потери близких людей, ОНА не ждала поддержки от НЕГО.  ОНА знала правду:»…я ему больше не нужна и не могу больше ничего дать, я не хотела ,чтобы наша переписка стала для него обузой, тогда как для меня она всегда была радостью».

 А это ОН: «Теперь сообщу весьма неприятную для меня вещь. У меня отныне шестью тысячами в год будет меньше…….Я думал, что , несмотря ни на какие случайности, я не лишусь своего главного и ,как я думал, самого верного дохода. Пришлось разочароваться….Оскорблено мое самолюбие, обманута моя уверенность в ее безграничную готовность материально поддерживать меня и приносить ради меня всякие жертвы. Теперь мне бы хотелось, чтобы она окончательно разорилась…»

 ОН. Он привык жить на широкую ногу. Несмотря на полную обеспеченность, постоянно попадал в денежный цейтнот. И не  мог  ЕЙ простить. Перечитывая  письма, негодовал: «О, Надежда Филаретовна, зачем , коварная старуха, ты изменила мне?!!  Можно подумать, что скорее огонь обратится в воду, чем прекратится ее субсидия… Можно удивляться, что я удовольствуюсь такой  ничтожной суммой ,тогда как она готова чуть ли не все мне отдать. И вдруг- прощайте!»

 Этот разрыв причинил ему боль. Но это не боль человека,  потерявшего  связь с  близким другом, дорогим человеком.Он ни разу не задумался о том,  какие обстоятельства вынудили любящую его беззаветно женщину, гордую, страстную,  благородную, бескомпромиссную, решиться на разрыв.

 Он назвал это «бабьим непостоянством».  Как будто не слышал боли в ее письмах: «Увидеть, что все здание, воздвигаемое тобою с таким трудом и старанием, разрушено, как карточный домик. Как это жестоко, как безжалостно!» О ее очень серьезной болезни знали все. И о болезни  любимого сына, который умирал у нее на глазах…  Да и он знал. Все было в письмах… Но почему-то не хотел этого знать. И не было ни ноты сочувствия «лучшему другу».

Разрыв причинил ему боль. Но это боль гордеца, боль  ущемленного самолюбия.

-«Очень, очень, очень обидно; именно обидно….Оскорблено мое самолюбие».

-«…мне казалось, что скорее земной шар может рассыпаться в мелкие кусочки, чем Надежда Филаретовна сделается в отношении меня другой…Никогда я не чувствовал себя столь приниженным, столь уязвленным в своей гордости ,как теперь».

 Комплекс неполноценности рождает неразлучную пару: гордец и другой, рожденный страхом ,болью ,унижением.

  «Моя скромность есть не что иное ,как скрытое, но большое, очень большое самолюбие»(П.И. Чайковский).

 Это самолюбие-компенсация комплекса неполноценности маленького, жалкого, не всегда порядочного человека. Хотели бы Вы с ним дружить?

 Плохо пахнет эта дружба…

  Но у этого человека была и другая сверхкомпенсация чувства неполноценности. Талант волшебника, которому он отдавался всем существом. И тогда перед нами появляется тот, кто будил самые прекрасные, самые чистые чувства у людей.  И этот волшебник  сильнее того, кого мы не знаем  и не хотим знать, вдыхая  незабываемый аромат его творений. https://www.youtube.com/watch?v=ju3w462bD5Y