МУЗЫКА НЕ ИМЕЕТ ЗАПАХА? КАК ДЕНЬГИ… Часть пятая.

267ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЕ ЧТО ЭТО ВЫ!  
  Это Вы -незаурядная женщина, сильная, преданная, посвятившая себя семье. Это Вы каждый день совершаете  обыденный подвиг, никогда не жалуясь, не сетуя на судьбу. Это Вы побеждали в себе женщину, чтобы выносить на своих плечах мужскую ношу. И при этом все же остаетесь женщиной, женой, матерью. Не «железной женщиной», а выдающейся, недюжинной натурой.

 

Была ли  эта женщина счастливой?  Она не была несчастной. Как можно быть несчастной, если  рядом дети, цель в жизни, любимая природа, музыка ?! Представьте себе, что это -Вы! Умная, самодостаточная, мужественная и честная. Это Вы — само достоинство в горе и радости. Вы  не почиваете на лаврах.  Королева отвечает  за  все и за всех в своем государстве.  И все же  быть наверху- это не путь наверх. Вершина взята.  Вы -ПОБЕДИТЕЛЬ. И, кажется, можно  вздохнуть спокойно… Просто остановиться и выдохнуть. С высоты победы  оглядывать «свою империю».   Управлять ею нелегко. И все же это не то напряжение, которое сопровождало Вас на пути к вершине. 

Выдохнули? Остановились? Расслабились?

 Нет. В том-то и дело, что  невероятное напряжение сменилось  не блаженным  покоем, а опустошением, тягучим  чувством одиночества, невыносимой душевной болью…  «…Мой упрек… может относиться к природе, к судьбе, к самой себе но ни к кому другому. Мой упрек должен быть выражением невыносимого душевного состояния, того, которое выражается фразою: «Я больше не могу!» (Н.Ф.М.)

Появилась та, которая причинила вам эту боль. Та,  которая не имела права голоса много лет. Та, которой   было отказано в праве на жизнь.  Та, о которой Вы не знали и знать не хотели. Даже не подозревали, что она есть.  Та, которая  требует компенсации  чувства неполноценности прожитой жизни.

 Она появилась и стала перед  Вами. Лицом к лицу. И потребовала то, в чем Вы ей отказывали. Перед Вами , сильной, жесткой, мужественной, суровой, появилась ЖЕНЩИНА.  Нежная, страдающая, чуткая, страстная, благородная, жертвенная, многогранная, мечтающая о любви. Готовая к любви. И требующая от Вас того, чего Вы лишали ее годы. Она требует любви! Великолепная пианистка и тонкий музыкант. Она требует любви с такой же силой и упорством, с каким Вы ее давили, прятали, уничтожали. Великая женщина. Эта женщина- ВЫ. 

 И  Вы  нашли, как компенсировать  это чувство неполноценности.  Музыка…   Она  уносит  в  «мир  ощущений, стремлений и желаний, которых жизнь не может удовлетворить».(Н.-Ф.М.)  В музыке- тоска и наслаждение, надежда, ожидание, счастье… И поиск высокого идеала.

  Идеал человека; высшее творение природы для  Вас -служитель высокого искусства. Это тот, музыка которого  исцеляла боль,  щемящую сердце тревогу, поддерживала, возвышала…

 Этот идеал — П. И. Чайковский.

«Я готова душу отдать Вам, Вы обоготворяетесь для меня; все, что может быть самого благородного, чистого, возвышенного, поднимается со дна души».

 Он — единственная любовь  всей ее жизни…

На заглавном листе партитуры Четвертой симфонии Чайковского написано: «Посвящается моему лучшему другу». Хотели бы ВЫ такое посвящение? Нет, не так.

 Хотели бы Вы  дружить с П.И. Чайковским?

  Письма соединяют  вас в прекрасной и удивительной дружбе. Только письма ( 760 от него и 450  от нее), три тома писем  связывают вас.  Это, и  правда, письма  друзей, близких по духу людей, которые уважают, ценят  друг друга; интересны один другому. Это письма о России, о музыке, литературе ,религии, политике, философии…  И на первый взгляд, это отношения равных незаурядных людей.  Но только на первый взгляд!

 Потому что эти люди НЕ РАВНЫ. Один любит — другой позволяет себя любить. Один чистосердечен — другой лукавит. Один дает — другой принимает.

 Представьте, ВЫ никогда не видитесь. Встреча, обычная встреча  людей, людей, которые называют друг друга в письмах  «мой дорогой друг»,  «милый , дорогой , незабвенный друг», — табу. Вы, гордая и тактичная,  умная, тонкая и любящая, взяли на себя ответственность за это решение. Для всех это  ВАША ВОЛЯ- никогда не видеться.Но скажите, можно поверить, что женщина, желающая только «эпистолярных встреч», напишет: 

«…мы находимся так близко друг от друга…сегодня я проходила мимо вашего жилища, смотрела во все окна и хотела угадать, что Вы поделываете в ту минуту»?!

 А он принимал от нее  щедрую материальную поддержку, даже тогда, когда уже не нуждался; принимал заботу, нежность, любовь, на которую не мог ответить.  ТОЛЬКО ПРИНИМАЛ.

 Она предлагала ему свои поместья в пользование, нанимала квартиру для него во Флоренции, назначала пансион в Швейцарии, подбирала и финансировала комфортные маршруты путешествия по Европе, издавала его произведения… Он всегда давал себя уговорить, соглашался приехать, жить, пользоваться, брать… И при этом писал (братьям, разумеется, не ей): «…меня все преследует мысль, что она уж не хочет ли заманить меня».

 Вы хотели бы иметь такого друга?

Ничего не требуя, отдаваясь всецело завораживающей музыке волшебника, она  проговаривалась, сама того не желая, о своей  любви к ее создателю:

«Драгоценный мой, бесценный…»

«Когда  бы  Вы знали, как я сама люблю Вас. Это не только любовь, это обожание, боготворение, поклонение…»

 «… люблю Вас, как никто, ценю выше всего на свете»…

   Она  пришла к нему на помощь в самый трудный момент жизни. Была тактична и тонка, предлагая постоянную щедрую денежную субсидию. Была счастлива, что он ее принял.  И это была радость любящей женщины, которая нашла возможность облегчить жизнь дорогого ей человека, сделать ее  комфортной, теплой, создать условия для творчества.  Каждый шаг — продуман. Ведь так важно не задеть достоинства и самолюбия своего божества.

А  ОН совершал одну бестактность за другой.   Вскоре после знакомства- просьба денег на погашение долгов.   А через два с половиной месяца  вновь та же просьба. Ведь  все ранее одолженные деньги ушли на свадьбу… А потом нужно было освободиться от ненавистной жены. И деньги на это тоже нужны… И так все время.

 Вы хотели бы иметь друга, который Вам говорит одно, а братьям пишет: «Нельзя же вечно изобретать фразы для выражения благодарности! Я теперь уж стал затрудняться писать ей».

В письмах ей — благодарность, учтивость, расположение, тепло… А это -в письмах, о которых она не знала: «Есть личность, играющая первенствующую роль в истории моей жизни… и, однако же, все мои отношения к ней суть исключительно почтовые».

«В тайне души я надеялся на оставленный для меня запечатанный ящичек …с несколькими тысячами… В волнении распечатываю, раскрываю… но вместо тысяч часы и просьба принять их в подарок. Между нами будь сказано, я предпочел бы получить не часы, а их стоимость». Эти часы были заказаны в Париже и стоили десять тысяч франков.

ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ИМЕТЬ ТАКОГО ДРУГА?

 Продолжим разговор при следующей встрече.